Header Ads

Как проверить уроки у старшеклассника? Часть 1, лирическая

Как проверить уроки у старшеклассника? Часть 1, лирическая


Как проверить уроки у старшеклассника? Часть 1, лирическая
Иногда на родителей старшеклассников снисходит вдохновение, и они решают проверить у своих высокорослых деток уроки. Хочется увидеть не только наличие записи «что задано», но и понять, как это сделано (решено, написано, выучено). Начинаем примерно так же, как в начальной школе, когда наши познания все-таки превосходили знания детей. Было понятно, как несколькими способами разделить 90 на 15 или как и куда поставить ударение в словах.

Хватает нас, как правило, ровно на величину порыва. Т.е. захотелось-то сильно, но препятствия в виде горы знаний, что уже постиг наш домашний отрок, значительно больше, чем мы могли себе это представить. И что делать? Пусть не каждый день, но хотя бы изредка надо как-то контролировать, проверять, держать, так сказать, руку на пульсе поглощаемых ребенком знаний, потому как и ЕГЭ не за горами, и поступать надо (ох…).

Подобное мероприятие я решила провести со старшим сыном в эти выходные. 10-й физико-математический класс меня давно напугал, и я как-то особо и не пыталась влезть в дебри такого глубокого направления. Меня, гуманитария, иногда, но не всегда, еще хватает на его литературу и историю. Вход же на алгебру и геометрию, вкупе с физикой, биологией (отдельный разговор) и химией, был закрыт уже класса с 8-го. Информатика в старших классах – просто чужеземный лес. С дебрями и тайнами. Но раз уж оно – родительское вдохновение – нашло на меня, то некуда деваться. Мама смело пошла на амбразуру из функции, экстремума и монотонности (вот какие слова запомнила!).

Задали ему теоретический материал по алгебре. Это бывает очень редко, в основном задания письменные. Я «споймала» момент и объявила отпрыску, что «сегодня буду проверять его уроки». Подумалось, что раз теория, то возьму учебник и буду просто по нему проверять определения и что-то там понятным языком написанное. Вдохновение сильно смеялось надо мной в этот момент, о чем я, втайне от всех хоть и догадывалась, но не призналась бы никому, даже самой себе.

Сын удивился – с чего бы это я вдруг, да проверять, да алгебру, сказал «ха-ха, ну попробуй» и учебник мне дал. Даже показал параграфы – аж три штуки. Открыла учебник, нашла заданное. Пока шла акклиматизация к материалу, т.е. беглый просмотр правил, определений и решений заданий, думалось только одно: «Зачем я это открыла и вообще затеяла?» Сидела бы спокохонько и готовила обед, а дитё как-то само по себе – ну как обычно – делало бы уроки.

Вообще – здорово, интересно. Даже завидно. Материала много, написано просто – даже с первого прочтения становится понятным. Мы ведь тоже учили алгебру, пусть и вспоминается это с большим трудом. Хотя слова «экстремум» и «монотонность» меня очень обрадовали. Потому как – было, решали, что-то там делали. Но это только несколько слов. Все остальное – решения, графики… Я побоялась, что у меня просто заболит голова, решила по-быстрому изобразить из себя умную и попробовать хоть что-нибудь проверить.

Вот кабы ребенок начал отвечать словами из учебника, я бы могла с ним поговорить. Вернее, говорил бы он, а я бы сверяла по учебнику. Но дитё рассказывало все, что он знает про функцию. Ему-то это на самом деле давно знакомо и искренне нравится! И начало с концом у него все равно с учебником совпадали. А середину своими словами рассказывал. К тому же половину слов я вообще не понимала.

Я потыкалась еще в несколько определений, спросила: «А решения заданий ты читал?», и получив утвердительный ответ, отстала от ребенка.

Ребенок ушел, а мама задумалась. Как проверять выполнение уроков в старших классах? И означает ли контроль – проверку не только наличия, но и качества выполнения домашних задний? И кому это надо больше – детям для достижения результата, или родителям – в принципе, с той же целью?

Не могу отвечать за всех старшеклассников, но наблюдаю несколько способов выполнения домашних заданий. Качество и результат соответствуют затраченным усилиям и умению выкручиваться.

•  Сидим, занимаемся в поте лица, стараемся, честно, регулярно. Что-то дается быстро, что-то заставляет поработать. Но в целом делается все, что успевает быть сделанным. Абсолютный результат выполнения всего заданного есть, как мне кажется, только в теории или в родительских мечтах. У сына в классе так уроки делают 1/6 часть деток (5 человек).

•  Делаем то, что полегче, остальное – групповым методом «В контакте», по электронке и т.п. Но делается тоже почти все.

•  Делается что-то и иногда. Остальное – утром за счет более усидчивых одноклассников. Чревато периодическим отключением «нефтепровода», т.к. даже отличники могут или не все сделать, или просто не дать списать.

•  Не делается ничего. Выкручивается за счет утреннего (или на перемене) списывания или просто за счет собственной памяти и общей эрудированности.

Особенности процесса у всех детей индивидуальны, к тому же что-то дается проще, что-то сложнее, а на что-то совсем махнули рукой. В старших классах детки в большинстве своем уже определились с профилем обучения. Хотя бы на гуманитарный и естественно-научный условно разделились. Есть и более узкий профиль обучения – математика с физикой, биология с химией, информатика, языки, да много чего можно найти, с фантазией все хорошо. Соответственно, программы и их наполнение в виде учебного материала выше среднего. И несравнимо с тем, что учили мы в свое время.

Как проверять выполнение уроков в таких классах, да еще по профильным предметам? Можно, конечно, поговорить с учителем. А самим-то как?
Повод задуматься...

Как проверить уроки у старшеклассника? Часть 2, практическая


Как проверить уроки у старшеклассника? Часть 2, практическая
Неожиданное для самой себя желание попроверять домашнее заданиепо алгебре у старшего отпрыска (10 класс) и полученный в итоге результат из растерянности и задумчивости в одном флаконе навел на следующие размышления. Наблюдаю не только у себя, в семьях других старшеклассников – та же картина. Родители могут проверить лишь то, что совпадает с написанным в учебнике, но не всегда. Или сами помнят что-то еще со студенческой скамьи (школы). Или если проверяемое совпадает с их профессиональной деятельностью.

Язык изложения материала стал сложнее, больше используется научных терминов. Задания непривычны или трудны. «Посчитайте простые предложения в сложном». И далее текст-цитата из Лермонтова мелким шрифтом на полторы страницы учебника (21 простое предложение в итоге). О заданиях по генетике в 9 классе отдельно писать надо.

Можно посмотреть или спросить – делает или нет уроки ваш отпрыск. Уточнить, что задавали. Как правило, если ребенок делал уроки, он знает не только то, что задано, но и чуть подробнее. Т.е. не только номер параграфа или страницы, но и то, что там должно было быть написано. Это, кстати, самый простой способ проверки домашки.

Можно заглянуть в дневник. Хотя это тоже не метод. Существует целая система отговорок, почему не записано или где записано домашнее задание (на листочке, в тетрадке, Маша-Коля прислали на электронку, в телефоне).

Далее, если стало интересно или принципиально по какому-то предмету – найти изучаемое в учебнике и пережить собственные эмоции по поводу количества страниц на параграф (особенно этим история славится) или того, каким трудночитаемым языком все написано (учебники по биологии!). Далее, поняв что к чему и разобравшись в материале, можно говорить с ребенком. Если хоть что-то сделано, тот не растеряется и что-нибудь, да наговорит.

Чем дальше учится сын, тем больше я склоняюсь к мысли, что проверять приготовление уроков в старших классах так, как это делалось в начальной школе, т.е. понимая материал до конца и сходу находя нужное решение, практически невозможно. Или бесконечно трудно. Но делать это нужно – иногда и как-то, но нужно! Ведь почему-то же детки не всегда эти уроки делают, а ругают их за это, нас тоже совесть заедает. Вроде, и ребенок не глупый, а что-то не идет, не хочется, не делается.

А если не контролировать и проверять, а просто общаться с ним? Чуть больше, чем нам иногда самим интересно. Потому как половину ты все равно уже не понимаешь. Простые вопросы, которые в начальной школе естественны, в старших классах оказываются просто спасением. Что проходили, что было интересно, большое ли задание, все ли тебе было понятно, что непонятно, где это можно посмотреть, кроме учебника, а как ребята сделали, как будешь ты это делать и станешь ли делать вообще.

И самое главное – я могу тебе чем-то помочь? Если ребенок осознает, что есть кусок, который он не может сделать (или не хочет, не суть важно), и ему готовы помочь, пусть даже просто морально – ему будет легче, быстрее, интереснее делать эти самые уроки. Да и родители будут в курсе событий.

Однажды у меня ребенок сдался и попросил – как когда-то во втором классе, когда мы с ним всей семьей по очереди (нервы!) учили отрывок из «Руслана и Людмилы» – посидеть с ним и поучить литературу. Задали наизусть монолог Чацкого «А судьи кто?». Жуть, честно. Много, трудно, потрясающе красиво и умно, но очень тяжело для запоминания. Разговаривали, вслух читали. Потому как ребенок уперся – надо, хочу выучить, а не получается. Помог, кстати, Олег Меньшиков. Нашли в Интернете его исполнение этого монолога. Ребенок «завелся» и… выучил.

Программы в старших классах стали настолько сложны, особенно по профильным предметам, что просто требовать от детей послушного каждодневного выполнения домашних заданий невозможно. Они еще и просто жить хотят. А школа с уроками не есть смысл жизни – это, кстати, мнение знакомого директора школы. Тем более что где-то в головах пусто, но в тех же головушках по каким-то другим предметам обязательно густо будет. А сдавать предметы-то надо все, оценки за все ставят.

Помогать надо обязательно. Дети к старшим классам приучают нас к учебной самостоятельности. В остальной жизни ведь взрослость так и лезет, только держите их. Но домашние уроки – это то, в чем им позволительно хотя бы изредка быть не всегда самостоятельными. В начальной школе помогать и проверять – разные вещи. В старших классах это все более и более сливается во что-то единое и очень-очень им нужное.

Не надо контролировать, надо общаться «про уроки». Все само собой придет – и родители будут «в теме», и ребенок не будет чувствовать себя один на один со всем этим, изучаемым. Кажется, что ребенок успокаивается – оказывается, это надо и интересно не только ему одному, а еще кому-то – более того, самым близким людям – родителям.
Мы не можем помочь по всем предметам абсолютно. Но можем уловить надвигающиеся трудности. Помогать тоже можно по-разному – найти что-то в Интернете, в литературе, подключить репетиторов. Если знать, что искать. Или просто посидеть рядом. Ведь это не только ему, ребенку, но и нам надо. Потому как наши дети учатся, не чужие.

Комментариев нет